ВОСПОМИНАНИЯ ОБ УБИЙСТВЕ
SALINUI CHUEOK



донейшн

Южная Корея, 2003, 131 мин.
режиссер: Пон Джун-хо
в ролях:
Сон Кан-хо, Ким Сан-гён, Ким Рве-ха, Сон Джэ-хо, Пён Хи-бон, Ко Со-хи и др.
16+

*Национальная корейская кинопремия Chunsa Film Art Awards, 2003: лучшая режиссерская работа. 
*Премия ассоциации кинокритиков Пусана, Южная Корея, 2003: лучшая режиссура, лучший сценарий. 
*Профессиональная кинопремия Director's Cut Awards, Южная Корея, 2003: лучший режиссер, лучшая постановка года, лучший актер (Сон Кан-хо), лучший актерский дебют (Пак Хэ-иль). 
*Кинопремия "Большой колокол", Южная Корея, 2003: лучший фильм, лучший режиссер, лучший актер (Сон Кан-хо). 
*Премия южнокорейской ассоциации кинокритиков, 2003: лучший фильм, лучший режиссер, лучший актер (Сон Кан-хо). 
*Международный кинофестиваль в Сан-Себастьяне, Испания, 2003: лучший начинающий режиссер, приз ФИПРЕСССИ, Серебряная раковина. 
*Международный кинофестиваль в Токио, Япония, 2003: приз азиатского кино. 
*Международный кинофестиваль в Турине, Италия, 20013: лучший фильм, лучший сценарий. 
*Кинофестиваль "Женщина в кино", Южная Корея, 2003: постановочный приз, технический приз, приз "Лучшая женщина в кино" (продюсер Ким Му-рён). 
*Фестиваль фильмов о полиции в г. Коньяк, Франция, 2003: гран-при, приз зрительских симпатий, специальный приз полиции, приз медиатеки. 
*Номинация на премию независимого кино Chlotrudis Awards, США, 2003: лучшая работа художника-постановщика.

«Воспоминания об убийстве» — одна из лучших режиссерских работ культового южнокорейского мастера Джун-хо Бона, известного обличителя политических институтов и социальных пороков, почти каждое творение которого — это звонкая пощечина в адрес современного общества и государства. В основе «Воспоминаний…» лежат реальные события, происходившие на территории Южной Кореи в период с 1986 по 1991 годы, когда сексуальный маньяк, получивший впоследствии прозвище «хвасонского серийного убийцы», безнаказанно терроризировал небольшой городок, насилуя и убивая его юных жительниц. Вместе с тем, не следует оценивать картину как некую реконструкцию материалов уголовного дела. Создатели фильма не ввязываются в паутину документальности и схематичности и не претендуют на аутентичность. В большей мере они насыщают сюжетное пространство острыми лезвиями социальных подтекстов, превращая детективную историю в горькое авторское переосмысление разрушительных последствий тех общественно-государственных потрясений, которые долгие десятилетия словно огнем охватывали всю страну.

Вихрь внутриполитического хаоса сопровождает детективов на их пути к установлению истины грозовым фоном массовых забастовок, студенческих демонстраций и ежедневных учений гражданской обороны, поступательно нагнетая в ходе просмотра фильма тяжелую и вязкую атмосферу скрытой тревоги. Время от времени градус повествовательного напряжения понижается режиссером при помощи уместно создаваемых юмористических эпизодов, которые сбивают темп линейного развития сценария, подчеркивая его многожанровость. Но комедийность с акцентом на поведении некоторых героев используется режиссером лишь как художественный прием с целью максимально достоверного моделирования кинематографических образов, не более. Потому что буквально в следующем кадре от былого веселья не остается и следа, а в каскаде отчаянных попыток полицейских предотвратить очередное убийство совершенно отчетливо начинает отражаться личная трагедия самих людей, ведущих расследование. Джун-хо Бон искусно раскрывает личности действующих персонажей, показывая как цепочка страшных преступлений с каждым днем все более тесно начинает переплетаться с их жизнями, доводя сыщиков до исступления в мучительном осознании собственной беспомощности перед хитроумным противником. 

Нелинейным развитием истории Джун-хо Бон намеренно оттеняет детективную интригу, успешно развивая жанр драматического триллера с ярко-выраженным социальным уклоном, в границах которого режиссер крайне остро озвучивает вопросы несовершенства полицейской машины, доказывая малоэффективность работы ее механизмов в критических ситуациях. Пытаясь выйти на след маньяка стражи закона строят до смешного несуразные версии, истязают подозреваемых, выбивая из них ложные признательные показания. А в полицейском участке затевают друг с другом склоки и потасовки, совершенно забывая о главной цели своего расследования. Изо дня в день детективы предсказуемо остаются на шаг позади неуловимого преступника, зарабатывая себе в глазах окружающих обидный имидж незадачливых созерцателей. На ярких сюжетных примерах режиссер весьма показательно демонстрирует зрителю катастрофически высокий уровень правового нигилизма южнокорейской глубинки, безынициативность и профессиональную неподготовленность провинциальной полиции и, как следствие, ужасающую дезорганизованность всей правоохранительной системы, расплачиваться за ошибки которой суждено невинным жертвам.

Южнокорейцы создали не просто умное и во многом символичное кинематографическое произведение, они представили на зрительский суд болезненный срез национальной ментальности, который с позиции российской аудитории способен восприниматься особенно актуально в силу зеркальной схожести большинства из обозначенных режиссером проблем. И разрывающий сердце глубиной своей осмысленности финал «Воспоминаний об убийстве» оказывается настолько мощным по силе эмоциональной заряженности и таким близким для понимания, что абсолютно оставляет вне поля критики незначительные драматургические и исполнительские погрешности фильма в целом.

Рецензия SuRRender, Кинопоиск