ОСЕННЯЯ СОНАТА
HÖSTSONATEN


Швеция, 1978, 99 мин.
режиссер: Ингмар Бергман
в ролях:
Ингрид Бергман, Лив Ульман, Лена Нюман, Хальвар Бьерк, Марианне Аминофф, Арне Банг-Хансен, Гуннар Бьёрнстранд, Эрланд Юзефсон и др.
16+
  • Премия «Золотой глобус», США, 1979: лучший иностранный фильм. Номинация: лучшая актриса (Ингрид Бергман).
  • Датская национальная кинопремия Bodil, Копенгаген, Дания, 1979: лучший европейский фильм.
  • Итальянская кинопремия David di Donatello, Италия, 1979: лучшая иностранная актриса (Ингрид Бергман, Лив Ульман).
  • Премия итальянского синдиката киножурналистов, Италия, 1979: лучший иностранный фильм.
  • Премия Национального совета кинокритиков, США, 1978: лучший фильм на иностранном языке, лучший режиссёр, лучшая актриса (Ингрид Бергман).
  • Премия Национального сообщества кинокритиков, США, 1979: лучшая актриса (Ингрид Бергман).
  • Премия нью-йоркского кружка кинокритиков, США, 1978: лучшая актриса (Ингрид Бергман). Номинации: лучший режиссёр, лучший иностранный фильм.
  • Номинации на премию американской киноакадемии Оскар, США, 1979: лучший сценарий, лучшая актриса в главной роли (Ингрид Бергман).
  • Номинация на французскую национальную кинопремию Сезар, Франция, 1979: лучший иностранный фильм.
  • Номинации на премию Ассоциации кинокритиков Лос-Анжелеса, США, 1978: лучший иностранный фильм, лучшая актриса (Ингрид Бергман).

Известная пожилая пианистка Шарлотта, пережив недавнюю смерть своего мужа, приезжает погостить семью дочери Эвы. Искренняя радость встречи, тёплый приём и дружелюбный разговор родных настраивают на идеалистическую атмосферу, настораживает разве только чересчур напряжённое лицо Эвы. Позже становится понятным, что за ним прячется уйма недоговоренностей и недоразумений, которые накапливались всю жизнь и выплеснулись во время ночного разговора. В центре внимания позднего Бергмана всё чаще становится крушение семейных уз, распад семьи, человеческая отчуждённость. Прототипом образа Шарлотты Андергаст стала одна из жен Ингмара Бергмана — пианистка Кэби Ларетай. Это один из немногих фильмов Бергмана, вышедший в советский прокат, при этом цензура сократила фильм едва ли не на треть, да еще и для удобства зрителей переставила некоторые эпизоды местами.